?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Другое Дивеево

Если не вдаваться в религиозную полемику, то репортажи из этого поистине Святого места не отличаются разнообразием. Обычно журналисты впадают в две крайности: смакуют приехавших вип – персон или бесконечно рассуждают о бесконечной благодати. На этот раз, я решил не вдаваться в стереотипы, а попробовать показать социальную составляющую дивеевских торжеств. Что за люди сюда едут, и чего же они ждут от Чертога Богородицы?

Байки о майках

Начнем мы этот разговор с более чем мирского предмета – одежды. В середине 2000 – х годов мне неоднократно приходилось бывать на дивеевских торжествах. Во многих из многочисленных торговых палатках продавались майки и другая одежда с патриотическими воззваниями типа: «Мы русские, с нами Бог!» и портретами исторических деятелей: Александра Невского, князя Святослава, Ермака и т.д. Так же в изобилии были книги о «последних временах» и мировом заговоре, популярные у православного населения. Сейчас большую часть торговых площадей занимают более мирные платки и юбки для паломниц. Искомое нашлось лишь в глухом переулке по соседству с играющим гусляром. На мой вопрос, почему такое происходит, продавец лишь вздохнул. Поговаривают, что подобную продукцию признали чуть ли не экстремистской, и торговля ей не поощряется.
- Когда люди носят на себе порнографию и надписи, которые сами прочесть не могут - это нормально. А когда портреты наших героев – пальцем тычут: «Вон, русский фашист идет!». Зато в Москве я во всех православных ярмарках участвую!
К слову сказать, у паломников эта продукция пользовалась спросом – многие мужчины ходили в таких майках. Я себе тоже купил – вдруг их совсем запретят!

Чудеса и странники
Мы провели небольшое социологическое исследование: кто же едет в Дивеево? Условно паломников можно разделить на три категории: «воцерквленные», «туристы» и люди в поисках исцеления. В первой категории, самым экзотическим образом выглядят «странники». Многие из этих людей, носящих на себе свой нехитрый скарб, пришли в Дивеево чуть ли не пешком из самых дальних уголков страны. Они приветливы и с ними всегда приятно общаться. В разговоре они «не грузят» и с удовольствием рассказывают о своих странствиях. Вывод из этих рассказов один: «мир стопами познается». Например, бывший прапорщик из дальнего северного гарнизона мне поведал, как в поисках духовных истин бросил защиту родину и жену с двумя детьми и пришел сюда пешком. Более пожилой мужчина стал странником после гибели жены и детей в автокатастрофе. Третий был вообще холостой.

Менее аскетичные «воцерквленные» приезжают на туристических автобусах. Как правило, это опрятные женщины предпенсионного возраста, которых хлебом не корми, а дай рассказать о чудесных видениях и исцелениях. Как правило, статьи в СМИ о дивеевских чудесах пишутся после их рассказов.
Начало вреза
В Дивеево есть даже некий отец Трифон, который эти рассказы собирает и издает из них сборники «Чудеса последнего времени». Правда, редакционный совет РПЦ запретил продавать эти книги через свою торговую сеть. Да и уважаемые старцы говорили, что от подобных историй верующие «впадают в прелесть» и перестают интересоваться реальной жизнью.
Конец вреза
Некоторые из этих дамочек крайне навязчивы, и сами подходят к журналистам с «проверенной информацией». Её же они обсуждают в своем узком кругу на лавочках. Большинство же паломниц спокойные, с опущенными «долу» глазами, платочком и непременным молитвословом.
«Туристы» же просто выполняют неписанный дивеевский обряд: приложение к мощам батюшки Серафима – прогулка по Канавке – купание в источниках. А вечером мирно потягивают сладкий дивеевский кагор в многочисленных кафе.

Чудаки и цыгане
Издревле святые места притягивали страждущих исцеления. Причем как физических недугов, так и психических заболеваний. Инвалидная коляска в толпе паломников – явление более чем обычное. А вот «бесноватые» сразу привлекают внимание. Наглядный пример: женщина ведет на импровизированном поводке парня с явными признаками олигофрении. Тот воет, прыгает и стонет. «Любительницы чудес» рассказывают снимающим это журналистам об исцелениях и тщетности земного бытия. Бедный парень продолжает выть, и женщина увлекает его прочь.
Не даром говорится, что «святое место больше бесов привлекает». Лет пять назад, дивеевские медики мне по секрету поведали, что жалеют, что у них нет своей психиатрической больницы – больно уж часто некоторых паломников «накрывает». Приходится их увозить в соседний Арзамас.

В то же время и добрых чудаков в Дивеево хватает. Например, мне доводилось видеть паломницу в белоснежной строительной каске. С каске были привернуты иконы. Как мне объяснили, это обороняет женщину от инопланетян, Интернета и сотовой связи. В этот раз мне так же попался интересный типаж. Благообразный дедушка с седой бородой и разноцветной косоворотке носил на себе большие буквы Х и В. (Христос Воскрес). В руке у него было несколько больших икон Батюшки Серафима. Паломницы прикладывались к ним и предлагали дедушки деньги. Тот отказывался и говорил: «Лучшая награда – ваша молитва!». При этом рассказывал о пагубном влияние тех же мобильников. Разговаривающих рядом по сотовым батюшек подобные тирады не смущали. Было много и других добрых чудаков. Например, православный бард в коммуфляже, читал рэп о царствие небесном, аккомпонируя на старенькой гитаре.
На фоне подобных, будто пришедших из сказок, персонажей священнослужители на дорогущих автомобилях, монашки с полными корзинами и тазами денег и цены на недвижимость в Дивеево, кажутся не стоящими внимания.

Сейчас неприметным атрибутам любого православного праздника стали казаки. Если в начале 2000х годов они больше проповедовали на улицах черносотенные идеи, то сейчас они обеспечивают безопасность на торжествах и регулируют потоки паломников. О своих политических убеждениях они особо не распространяются, говоря, что главным для них является то, что бы человек был православным.

Отдельной составляющей массы паломников за последнее время стали… цыгане. Часть их большими семьями чинно выполняют все неписанные ритуалы: причащаются, исповедуются и купаются в источниках. Стайки благочестивых цыганят бегают по монастырским паркам, умиляя бабушек. Другая часть занимается более привычным делом - попрошайничают у входа в монастырь. Ушлые цыганки раздобыли черные наряды, напоминающие монашеские и специальные ящички для сбора подаяний. Фотографироваться они боятся и при виде камеры разбегаются или отворачиваются.

Comments