?

Log in

Удар Черного Тигра



Юродивый Сашенька комментирует передачу про мальчика Ваню и спортсмена Черного Тигра:

"Священством ароновым выделяются пострадавшие от матерей. Пусть бегают по общежитию за таджиками с лопатами. Пойти работать надо детям – снимать квартиры и не питаться китайскими макаронами. Они будут еще и посвящать песни для убитых сыновей. Они могли бы стать спортсменами и Черными Тиграми. Или десантниками с мониторами «Асер» - на них бы постоянно появлялись надписи «удар Черного Тигра». Под надписями стояли бы подписи известных российских спортсменов и джигитов. Они все против трудовых книжек. Они не применяют запрещенных ударов в мирной жизни. Кто их накажет?"

Другое Дивеево

Если не вдаваться в религиозную полемику, то репортажи из этого поистине Святого места не отличаются разнообразием. Обычно журналисты впадают в две крайности: смакуют приехавших вип – персон или бесконечно рассуждают о бесконечной благодати. На этот раз, я решил не вдаваться в стереотипы, а попробовать показать социальную составляющую дивеевских торжеств. Что за люди сюда едут, и чего же они ждут от Чертога Богородицы?

Байки о майках

Начнем мы этот разговор с более чем мирского предмета – одежды. В середине 2000 – х годов мне неоднократно приходилось бывать на дивеевских торжествах. Во многих из многочисленных торговых палатках продавались майки и другая одежда с патриотическими воззваниями типа: «Мы русские, с нами Бог!» и портретами исторических деятелей: Александра Невского, князя Святослава, Ермака и т.д. Так же в изобилии были книги о «последних временах» и мировом заговоре, популярные у православного населения. Сейчас большую часть торговых площадей занимают более мирные платки и юбки для паломниц. Искомое нашлось лишь в глухом переулке по соседству с играющим гусляром. На мой вопрос, почему такое происходит, продавец лишь вздохнул. Поговаривают, что подобную продукцию признали чуть ли не экстремистской, и торговля ей не поощряется.
- Когда люди носят на себе порнографию и надписи, которые сами прочесть не могут - это нормально. А когда портреты наших героев – пальцем тычут: «Вон, русский фашист идет!». Зато в Москве я во всех православных ярмарках участвую!
К слову сказать, у паломников эта продукция пользовалась спросом – многие мужчины ходили в таких майках. Я себе тоже купил – вдруг их совсем запретят!

Чудеса и странники
Мы провели небольшое социологическое исследование: кто же едет в Дивеево? Условно паломников можно разделить на три категории: «воцерквленные», «туристы» и люди в поисках исцеления. В первой категории, самым экзотическим образом выглядят «странники». Многие из этих людей, носящих на себе свой нехитрый скарб, пришли в Дивеево чуть ли не пешком из самых дальних уголков страны. Они приветливы и с ними всегда приятно общаться. В разговоре они «не грузят» и с удовольствием рассказывают о своих странствиях. Вывод из этих рассказов один: «мир стопами познается». Например, бывший прапорщик из дальнего северного гарнизона мне поведал, как в поисках духовных истин бросил защиту родину и жену с двумя детьми и пришел сюда пешком. Более пожилой мужчина стал странником после гибели жены и детей в автокатастрофе. Третий был вообще холостой.

Менее аскетичные «воцерквленные» приезжают на туристических автобусах. Как правило, это опрятные женщины предпенсионного возраста, которых хлебом не корми, а дай рассказать о чудесных видениях и исцелениях. Как правило, статьи в СМИ о дивеевских чудесах пишутся после их рассказов.
Начало вреза
В Дивеево есть даже некий отец Трифон, который эти рассказы собирает и издает из них сборники «Чудеса последнего времени». Правда, редакционный совет РПЦ запретил продавать эти книги через свою торговую сеть. Да и уважаемые старцы говорили, что от подобных историй верующие «впадают в прелесть» и перестают интересоваться реальной жизнью.
Конец вреза
Некоторые из этих дамочек крайне навязчивы, и сами подходят к журналистам с «проверенной информацией». Её же они обсуждают в своем узком кругу на лавочках. Большинство же паломниц спокойные, с опущенными «долу» глазами, платочком и непременным молитвословом.
«Туристы» же просто выполняют неписанный дивеевский обряд: приложение к мощам батюшки Серафима – прогулка по Канавке – купание в источниках. А вечером мирно потягивают сладкий дивеевский кагор в многочисленных кафе.

Чудаки и цыгане
Издревле святые места притягивали страждущих исцеления. Причем как физических недугов, так и психических заболеваний. Инвалидная коляска в толпе паломников – явление более чем обычное. А вот «бесноватые» сразу привлекают внимание. Наглядный пример: женщина ведет на импровизированном поводке парня с явными признаками олигофрении. Тот воет, прыгает и стонет. «Любительницы чудес» рассказывают снимающим это журналистам об исцелениях и тщетности земного бытия. Бедный парень продолжает выть, и женщина увлекает его прочь.
Не даром говорится, что «святое место больше бесов привлекает». Лет пять назад, дивеевские медики мне по секрету поведали, что жалеют, что у них нет своей психиатрической больницы – больно уж часто некоторых паломников «накрывает». Приходится их увозить в соседний Арзамас.

В то же время и добрых чудаков в Дивеево хватает. Например, мне доводилось видеть паломницу в белоснежной строительной каске. С каске были привернуты иконы. Как мне объяснили, это обороняет женщину от инопланетян, Интернета и сотовой связи. В этот раз мне так же попался интересный типаж. Благообразный дедушка с седой бородой и разноцветной косоворотке носил на себе большие буквы Х и В. (Христос Воскрес). В руке у него было несколько больших икон Батюшки Серафима. Паломницы прикладывались к ним и предлагали дедушки деньги. Тот отказывался и говорил: «Лучшая награда – ваша молитва!». При этом рассказывал о пагубном влияние тех же мобильников. Разговаривающих рядом по сотовым батюшек подобные тирады не смущали. Было много и других добрых чудаков. Например, православный бард в коммуфляже, читал рэп о царствие небесном, аккомпонируя на старенькой гитаре.
На фоне подобных, будто пришедших из сказок, персонажей священнослужители на дорогущих автомобилях, монашки с полными корзинами и тазами денег и цены на недвижимость в Дивеево, кажутся не стоящими внимания.

Сейчас неприметным атрибутам любого православного праздника стали казаки. Если в начале 2000х годов они больше проповедовали на улицах черносотенные идеи, то сейчас они обеспечивают безопасность на торжествах и регулируют потоки паломников. О своих политических убеждениях они особо не распространяются, говоря, что главным для них является то, что бы человек был православным.

Отдельной составляющей массы паломников за последнее время стали… цыгане. Часть их большими семьями чинно выполняют все неписанные ритуалы: причащаются, исповедуются и купаются в источниках. Стайки благочестивых цыганят бегают по монастырским паркам, умиляя бабушек. Другая часть занимается более привычным делом - попрошайничают у входа в монастырь. Ушлые цыганки раздобыли черные наряды, напоминающие монашеские и специальные ящички для сбора подаяний. Фотографироваться они боятся и при виде камеры разбегаются или отворачиваются.
Связь с цивилизацией в Евдокимово держится на внедорожной «инвалидке»

В деревне Евдокимово Воскресенского района живет шесть человек: отец с сыном, две старушки и пара предпенсионного возраста. До ближайшей цивилизации – всего несколько километров. Но пройти их не просто – в летнюю сушь нога по колено проваливается в глиняную жижу. В непогоду дорога превращается в болото. В нем вязнут даже трактора. Единственное транспортное средство, которое может преодолеть это бездорожье, собрал местный умелец, он же и староста деревни 45 – летний Николай Кириллов.

«Последний из могикан»
Вечерами он в буквальном смысле «химичил» из металлолома, который был под рукой. В результате за три года получилась некая машина. Эдакий «Биг – фут» по-деревенски. Корпус – половина от «инвалидки», передний мост от «Волги», задний – от «Москвича». Двигатель – от «Запорожца». Рама самодельная. Колёса – «пневматики» были переделаны из тракторных. Машину он назвал «Лундор» - лунная дорога.
- У нас дороги как на Луне, в смысле бесхозные! – улыбается конструктор, - и дело до них тоже никому нет – как до космонавтики!
До «Лундора» Кириллов переделал обычную «Ниву» в вездеход и написал на ней «сделано в Евдокимово».

Но техника, не могла справиться с бездорожьем. Когда соседи увидели новый автошедевр, то были несказанно рады. Это была единственная связь с цивилизацией. Кроме агрегата Кириллова, другая техника не проходит – УАЗики и трактора просто застревают в грязи. На нем возят все необходимое для жизни – от хлеба до врачей.

Слабо!

Именно такая надпись красуется сзади, на багажнике «Лундора». Она появилась после того, как на передачи «Сам себе режиссер» Николай Кириллов протаранил дом вездеходом в конкурсе «Слабо?!» У деревенской избы «отваливается» стена и из нее выезжал «Лундор», переваливаясь через бревна. Из люка вылазил довольный водитель и говорил: «А вам слабо?»
12 – летний сын Кириллова Иван – последний ребенок в деревне. Его так и называют – «последний из могикан». Шесть лет, каждый день отец возит его на своем чудо – автомобиле в школу. Одного, особенно зимой отпускать боится. Вокруг деревне много диких зверей – постоянно рыскает стая волков.
Сам Николай Кириллов родился в Евдокимово. Но потом он прожил 11 лет в Набережных Челнах, а после армии и техникума уехал работать на Север. За его спиной опыт работы техником – лесоводом, он приобрел профессию тракториста и долго работал водителем вездеходов. Потом решил вернуться на родину, где и обзавелся семьей. Но год назад он развелся с женой – видимо той не захотело делить суровый быт отшельников. Сына Ивана Николай оставил себе и сам воспитывает его – в отрыве от цивилизации мальчики гораздо быстрее превращаются в мужчин. Помимо работы с техникой, Вани приходится быть и домохозяйкой. Вместе они ухаживают за 88 – летней бабушкой – мамой Николая. Сейчас Николай официально безработный. На жизнь зарабатывает калымами – кладет печи.
- Один раз маме было плохо, - продолжает Кириллов, - Мне пришлось зимой фельдшера постоянно возить. Без «Лундора» не пролез бы – дорогу не чистят…

«Одна корова в семи полях»

Петр и Татьяна Стрижак – единственная семейная пара в поселение. Татьяна здесь родилась и 25 лет работала в Евдокимовском магазине. Раньше их было два. Почта и остальные блага цивилизации были в соседнем селе. Зато был совхоз и работа. В 70 – е годы прошлого века здесь жило около пятисот человек. Потом все меньше и меньше – народ уезжал. В 90-е закрыли магазины. Потом приезжала автолавка, но уже лет пять не ездит. Зато в деревне поставили таксофон. Сейчас Татьяна на работу ходит 5 километров в Галибиху. Там трудится на турбазе сторожем – администратором.
- Нам нужна дорога – к нам ни автолавка не проедет, ни пожарная, ни врачи не могут. Если с кем сердечный приступ – помереть можно! Единственное средство связи – Колина машина. Я всегда стараюсь с ним ездить.
Кстати, в прошлом году лесные пожары подходили к деревне. Пожарные машины подъехать не смогли. Противопожарные пруды уже лет сорок не чистили. Да и колодцы пересохли. Смогли только деревню опахать. Только божий промысел спас людей от огня.
Муж Татьяны, Петр родом с Украины. Здесь уже живет более 30 лет и никуда уезжать не желает:
- А куда мы денемся? Мы приросли уже здесь. Не смотря ни на что. Мне вот до пенсии пару лет осталось, а работы нет. На работу добираться надо на шестичасовой автобус в Богородское, надо часа в четыре утра вставать. Так вот и живем, зарплата жены, тысяч семь и я скотиной занимаюсь.
Бабушка Галя Клюнева говорит еще короче:
- Без Коли мы никуда – не будь его -померли бы!
Евдокимово – одно из самых старых сел в области. Ему около тысячи лет. О древних временах осталось только название речки Черемиски – когда-то на этих землях жили марийцы – черемисы. До сих пор люди находят на огородах монеты 16 века. О селе есть легенда, что лет триста назад по рукам ходила таинственная рукописная «книга будущего». В ней было написано, что настанут времена, когда «одна корова в семи полях пастись будет». Будут общие амбары, и придет время, когда золото не нужно будет, а главной ценностью будет вода. Пророчества сбываются. Появились колхозы и общие амбары, потом они развалились, а сейчас на всю деревню одна корова – у Петра Стрижака. А с водой в деревне проблемы – водоемов рядом нет.
Обречены на вымирание
Кириллов неоднократно обращался к власти, что бы к ним провели дорогу.
- Под областную программу Евдокимово не попадает. Что бы к деревне провели дорогу, в ней должно жить более 90 человек, а счас уже 120 человек. За эти же 15 лет население Евдокимово сократилось с 35 до 6 человек. Но надежна умирает последней. Хотя чиновники, кроме главы сельсовета, нас не посещают… Таких мест как наше в стране много – Россия всегда славилась дураками и дорогами. Поэтому я бы посоветовал людям не сдаваться и надеяться только на себя. На власть у нас надеяться нельзя!
У старосты есть целая папка с бумагами, где он хранит переписку с чиновниками по поводу дороги к деревне. Алгоритм переписки стандартен – жалобы старосты пересылаются из вышестоящих инстанций в нижестоящие. Исходя из них «возможность финансирование строительства дороги» никак не может рассмотреться в течение многих лет. Около месяца назад Кириллов решил устроить силовую акцию. Перекрыл своей чудо – техникой дорогу лесовозам, которые в конец разбили и без того уже разбитую дорогу, и позвал журналистов. Это возымело конкретный результат лесовозы больше не ездят.
И глава администрации Богородского сельсовета Сергей Шитов, на своем большом черном джипе в Евдокимово проехать не смог. С ним мы встретились на дорожном участке, после которого начинается глиняное болото. Пафосный вид главы никак не соответствовал его скромным возможностям:

- Есть надежда, что когда начнется ремонт дороги «Воскресенское – Мэри Эл», старый асфальт и щебень распределись по таким населенным пунктам. У меня на подведомственной территории их 27 и только 6 имеют твердое покрытие. Таких деревень как Евдокимово – 20 – 30 процентов. Под губернаторскую программу они не подпадают – население должно быть 120 человек, а протяженность дороги не более 5 километров. Эти населенные пункты обречены на вымирание. Но и переселятся оттуда жители не хотят. Дорогу к ним не проведут – затраты на один километр дороги около 7 миллионов рублей. Из –за нескольких человек никто ни пойдет на такие траты. Мне на год выделяется 750 тысяч рублей на 27 населенных пунктов. Получается, на все нужны 2,5 тысяч рублей в месяц на каждый. Вот и выживаем потихоньку.
Получается, что единственный вариант самостоятельно построить дороги - подарить землю коммерсантам.
Например, в Баранихе проживало две бабушки. Земли выкупил предприниматель и оборудовал там рыболовно – охотничью базу. Дорогу к населенному пункту строит он сам.
По поводу популярных ныне противопожарных мер, глава признается, что выполнить их невозможно:
- Есть проверки, предписания и обязательства, но на них нету средств. Сейчас мы должны в каждом населенном пункте организовать противопожарную добровольную дружин из трех человек и обеспечить ее всем необходимым. На это надо 800 тысяч рублей. Где я их возьму? Спонсоров искать? Мы ведь и депутатов выбираем по принципу, что с них что – то взять можно!
Тем временем Кириллов не сдается. Двухместный «Лундор» маловат, что бы поместить всех желающих. Поэтому планируемся микроавтобус на огромных шинах низкого давления. Пока у дома Кириллова стоит старая ярко – красная японская «праворулька». К ней планируется приделать колеса - «дутики». Как никак пять человек и еще вещи помещаются…

Помочь перепостом

Originally posted by ycnokoutellb at Помочь перепостом


Семья из Приднестровья у которых девочка серьезно больна, просит сделать ссылку в любой (даже старой) своей записи. Им надо повысить ТИЦ, чтобы попытаться заработать на рекламе. Поможем братие и сестры.


Profile

я
blagovestor
blagovestor

Latest Month

August 2013
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow